История электронных библиотек

История электронных библиотек и цифрового самиздата. В трёх частях:

Древняя история

И эта история была задолго до АЦПУ... Можно было иметь печатную машинку даже и дома но... Но существовали для этого определенные трудности... Поначалу, печатную машинку могли иметь дома в личном пользовании только члены союза писателей, маститые журналисты или на крайний случай машинистки (но машинистки с известными оговорками), потом разрешили приобретать в магазинах и "обычным" гражданам, но что бы купить, надо было не только иметь в кармане прилично денежек, нужна была справка-разрешение из милиции что "мол, вышеозначенный товарищ, покупая данный предмет насущной необходимости, обязуется зарегистрировать после покупки данную технику в гор.отделе милиции и.т.д."... И можно было идти покупать... :)

Или не покупать, имея в знакомых хорошую машинистку... ;)

Вот на машинках и шел, настоящий самиздат... Который в дальнейшем, и давал материал для первичных цифровых технологий.

В случае с зарубежной фантастикой, процесс усложнялся в разы... Надо было найти: 1. Оригинал книги. (Например А.Нортон. "Колдовской мир" или того-же Гаррисона... Прогрессивные советские люди (многие) даже не имели представления о том, что история "Неукротимой планеты" рассказанная в "Вокруг света", имеет продолжение в виде "Конных варваров" или О УЖАС!!! "Специалиста по этике"... (за "Спеца" можно было получить реальный срок... имел место быть случай.)) 2. Переводчика. Зачем? Прочитай сам? Естественно... :) И читали. Но вот изложить литературно, это и было необходимо для самиздата.

Ну и далее по плану... либо машинистка, либо дома на машинке... В машинку заряжалась пять копий... Пятый экземпляр был почти слепой. И вперед. В зависимости от книги, два-шесть дней работы. Первый экземпляр - себе. Второй или машинистке, или переводчику. А вот третий, 4-5, можно было использовать для обмена. Да. На такой-же, самиздат.

Это была целая индустрия... ;) В итоге... У людей образовывались ЦЕЛЫЕ библиотеки, неплохой зарубежной фантастики. Эстетствующие делали даже переплеты с тиснением. (для небольшой справки. Цена "напростокупить" за пятый, почти слепой вариант, в Москве, на прудах, колебалась от 25-до 40 руб. Если ничего не было для обмена конечно...)

Вот с такого, САМИЗДАТА, книги шли в кустовые ВЦ.

применялись ещё фотографические способы копирования книг. В основном так копировались руководства Аямы по каратэ и прочее подобное.

История средних веков

Сначала у больших компьютеров не было терминалов и клавиатур. Общение с машиной (например, БЭСМ-6) производилось путем ввода команд с подобия электромеханического телеграфного аппарата, и машина отвечала на его же бумажную ленту. Эти системы, равно как и появившиеся потом клавиатуры с терминалами, были предназначены только для ввода команд и получения откликов от машины. Прикладные задачи с этих интерфейсных устройств не выполнялись, и набрать тот же текст на них было нельзя.

Первичный ввод данных к задачам производится с перфокарт или перфолент. Данные, равно как и программы, могли быть потом записаны на магнитофон. Бобину с лентой следовало устанавливать по потребности.

Доступ к АЦПУ (то, что Вы назвали "барабанным принтером") утверждался через Первый отдел, и расход перфорированной бумаги также контролировался этим отделом (правда, всегда и везде - из рук вон плохо). В результате ударной работы такого подразделения в составе почти каждой смены на ВЦ (а кустовые ВЦ часто работали круглосуточно) всегда был как минимум один стукач.

То же относилось и к коллективам машинисток, потому что ввод данных в машину осуществлялся с перфокарт и перфолент, которые нужно было сначала наколотить.

В результате процесс выглядел так: сначала найти оригинал. В случае, например, с Архипелагом-ГУЛАГом - само по себе срок. Затем путем подковёрных опросов попытаться найти "верную" машинистку, которая не сдаст (у оператора не было доступа в перфораторную. Задачи размечались на бланках и выкладывались в кассу, откуда их забирали машинистки. Туда же они возвращали набитые колоды перфокарт или мотки перфолент).

Итак, рождался текст. ГУЛАГ-Архипелаг - это пачка перфокарт толщиной примерно в длину ладони взрослого мужчины. Набивалась она по ночам и урывками, потому что помимо этого и собственно работа была. Эту пачку ныкали где-нибудь на ВЦ. Тем временем выбирали смену операторов, где не было стукача, ибо скормить машине такую пачку быстренько - нельзя, все увидят.

В одну из волшебных ночей, под грохот АЦПУ барабанного типа, рождалась увесистая распечатка. Или две и более - сколько позволяла ситуация.

По кускам, на животе, мимо охраны, за несколько дней постепенно выносились листы распечатки и колода перфокарт с исходником. При малейшей возможности текст старались скопировать на перфоленту или на магнитную ленту. Последнюю можно было хранить в общем шкафу в машинном зале - среди десятков прочих, никто не стал бы перепроверять, что там вообще есть.

Колоду перфокарт или перфоленту, замотанные в три полиэтиленовых пакета, зарывали на даче или в лесу. Шутили, у кого сколько лет тюрьмы закопано под яблоней в саду.

Потом появились жесткие диски, а за ними и флоппи-диски (гибкие диски). Диаметром в двенадцать дюймов, кажется. И вот тогда в ВЦ начали возвращаться спрятанные по домам перфо-носители. Инфа с них переваливалась в файлы на жестких дисках. Дисковод представлял собой тумбу размером с половину обеденного стола, диск был съемным, представлял собой пакет блинов и мог иметь объем аж до одного мегабайта.

Бумажный перфоноситель уничтожался как можно скорее и скрытнее. С этим не было проблем - всегда была комната для уничтожения носителей путем сжигания.

На дисках файлы ждали, пока владельцу не удастся с3,14здить флоппи-диск (на самом деле несколько, потому что емкость у них была поначалу что-то вроде 64 килобайт, и далеко не всякая книга влезала на один диск) и переписать инфу уже туда. А поскольку таких дисков поначалу было очень мало, и были они предметом строгой отчетности - ожидание могло длиться месяцами.

Ну, а там, кочуя с носителя на носитель, через поколения компьютерной техники, русские электронные книги добрались до персональных машин. Во второй половине девяностых на рынках ходили целые сидишки с книгами, набитыми сплошь характерным капсом (не было раньше в знакогенераторе нижнего регистра вообще).

Да, и еще. Прежде, чем в стране стало широко известно о FIDO (где-то, наверное, году в 92-94), были BBS - помните ? Вот именно они и были первыми электронными библиотеками в стране. Нужно было, имея модем, дозвониться на такую борду (большинство работало ночью), преодолев патологическое "занято", и скачать, наконец, вожделенную книгу на скорости, к примеру, 2 килобайта в секунду

Новая история

Потом появилось FIDO, и в нём циркулировали книги в виде текстовых файлов.

Потом появился Веб (www, протокол http), и стал Максим Мошков ( lib.ru ). В него со всех сетей сволокли всё, или почти всё. И стал Мошков велик, и есть велик до сих пор. Он - папа рунетных библиотек, а также их заботливая мама.

Потом появились другие сетевые библиотеки. Много.

Например, библиотека «Макроскоп», выведшая в сеть большинство книг Лукьяненко (история и смешная и трагичная).

И ещё библиотека Локи, первой поднявшая пиратский флаг, сцепившаяся с Басовым, сменившая полтора десятка хостингов, сменившая имя на «Алараф» и в итоге влившаяся в Фэнзин.

И библиотека Бомануара, тоже многократно видоизменявшаяся и живая доныне под именем «Старого Чародея»

И библиотека Андрея Бурцева, который вёл её несколько лет на народ.ру! и отсканировал массу фантастики.

И «Старая фантастика», заглохшая и исчезнувшая после смерти создателя, но возродившаяся недавно (за что спасибо тому, кто это сделал.

И благополучно здравствующая ныне библиотека Ершова.

И "Общий текст". И "Серанн". И ещё много-много других, достойных того, чтобы о них вспомнить.

Их действительно было много.

И у них у всех есть одно общее - их труды не пропали. Ни одна книга, в них появившаяся, не исчезла из интернета.

Значит, они были не зря.

После серии исков и судебных разбирательств на какое-то время стало тихо - все читали, никто не ссорился. Ну, почти. А потом в России появился закон, согласно которому владельца/администратора сетевой библиотеки, нарушающей копирайт, можно поиметь административно.

Сетевые библиотеки взвыли. И заплакали. Пришлось им что-то делать. Пять крупнейших (после Мошкова, конечно, Мошков как был, так и есть недосягаем) на тот момент сетевых библиотек (Альдебаран, Фикшнбук, Фензин, Литпортал, Букс.ру - так называемая "большая пятерка", Б5) нашли способ и остаться в домене .ru, и в тюрьму не сесть. Они из бесплатных библиотек стали магазином "Литрес" при "Агентстве Авторских Прав в Интернете" (несмотря на громкое название, и то и другое - чисто частные и довольно мелкие лавочки).

Другие библиотеки ушли из рунета в другие домены - фактически, в подполье. Кое-кого из мелких и недостаточно расторопных и судили, и даже штрафовали. В общем, произошел разгром, за которым последовал разброд и шатания.

А потом пришел эквадорский святой гражданин Илья Ларин, и сказал: я сделаю лучшую в мире библиотеку! И сделал. Так появился Либрусек.

Вокруг Либрусека начали собираться те, кто был в разброде и шатаниях. Их усилиями Либрусек наполнился хорошими, годными книжками, и вскоре превзошел по посещаемости Альдебаран - и немедленно после этого начались пертурбации.

Ну а дальше мы все можем наблюдать происходящее своими собственными глазами.

По материалам pkn, Mightymouse, DJINN, Jolly Roger

Related Posts with Thumbnails